Изменения в работе с 1 октября: зимний график работы музея Подробнее
Ярославский музей‑заповедник

X Межрегиональная конференция «Археология: история и перспективы». Итоги

27.11.2020

Смотреть запись выступлений на YouTube

12-13 ноября 2020 г. Ярославский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник и Институт археологии Российской Академии Наук совместно в режиме онлайн провели юбилейную X Межрегиональную научную конференцию «Археология: история и перспективы». В ее работе приняли участие специалисты из Москвы, Переславля-Залесского, Санкт-Петербурга, Череповца, Ярославля. На обсуждение были вынесены 19 докладов, охватывавших период от раннего средневековья до Нового времени.

В приветственном слове представители музея (С. Е. Блажевская) и Института археологии (А. В. Энговатова) отметили, что конференция, история которой насчитывает 20 лет, впервые проводится в новом формате, имеющем свои плюсы и минусы, но, несмотря на это, собрала значительный круг участников, изучающих проблемы археологии Ярославского региона и прилегающих территорий.

Серия докладов была посвящена результатам современных комплексных исследований археологических материалов из раскопок Ярославской экспедиции ИА РАН, продолжающихся в историческом центре Ярославля — Рубленом городе с 2004 г.

В докладе А. В. Энговатовой (Москва) «Возможности и методы датирования исторического события на примере массовых захоронений в г. Ярославле» поднимаются методические вопросы радиоуглеродного датирования исторических событий. Эти методы применены для датировки девяти санитарных захоронений, которые связываются с разрушением города войском Батыязимой 1238 г. После обработки 65 образцов, взятых из этих погребений, Байесовская хронологическая модель дат AMS позволила сузить интервал до диапазона 1197–1280 гг., в среднем — 1239 г., что согласуется с данными письменных источников, повествующих о разорении.

Е. Е. Антипина, Л. В. Яворская, А. В. Энговатова «Стабильные изотопы азота и углерода и особенности кормления скота в древнем Ярославле». Авторы ознакомили с итогами изучения соотношения изотопов азота и углерода в коллагене костной ткани животных, найденных в санитарных захоронениях людей и домашних животных, погибших при захвате города в 1238 г. Благодаря привлеченному сравнительному материалу удалось установить, что основу питания домашних копытных составляли растительные корма, выращиваемые в городской округе. Минусом этой системы содержания и кормления, в отличие от основанной на свободном выпасе, была сильная зависимость от неурожаев. Это удалось установить благодаря учету патологий на костях животных, ассоциируемых с периодами голодания.

М. С. Яковчик, А. В. Энговатова, О. В. Орфинская, О. Ф. Чернова «Войлок из коллективного погребения XIII в. в Ярославле». Сообщение посвящено результатам изучения находок текстиля из санитарного захоронения 1238 г. Среди фрагментов войлока были идентифицированы остатки четырех разных плащей, обуви и конской сбруи, материалом которых служила шерсть овец грубошёрстных и жесткошёрстных пород, с примесями шерсти козы и коровы. По находкам изделий из войлока можно предполагать, что захоронение было совершено в холодное время года, что коррелирует со временем разорения Ярославля в феврале 1238 г.

А. А. Тарасова «Погребения больных проказой и туберкулезом на средневековом кладбище при церкви Иоанна Златоуста в Рубленом городе в Ярославле. Проблемы дифференциальной диагностики». Предположено, что специфика Ярославля как крупного торгового города на Волжском пути могла во все исторические периоды способствовать распространению разнообразных инфекционных заболеваний. Так, например, лепра быстрее всего распространялась в областях с наиболее развитой морской или речной торговлей (на территории современной России — на Дону и Нижней Волге). Отсутствие ДНК бактерий-возбудителей этих болезней в образцах костной ткани, привело докладчика к выводам о необходимости тщательной дифференциальной диагностики заболеваний «ископаемых» людей и осторожной интерпретации признаков, обнаруживающихся на костях.

О. Ю. Чечеткина, М. Б. Медникова, А. В. Энговатова «Ярославль и Тула XVI-XVII вв. по данным биоархеологии (опыт сравнительного исследования)». В докладе приведены данные о демографической структуре Ярославля и Тулы XVI и XVII вв. В XVI в. жизнь в Ярославле была в целом более благополучна, что проявляется в низких показателях травматизма, частоте встречаемости патологий, отсутствии проявлений хронических бактериальных инфекций. Эти показатели ухудшаются в XVII в. Иная картина наблюдается среди жителей Тулы XVI в. из числа погребенных на кладбище городского собора. Продолжительность жизни мужчин была ниже, чем в Ярославле, а женщин, наоборот, больше. В XVII в., когда Тула теряет важное стратегическое значение, эти показатели сближаются.

С. О. Двуреченская «Птицы средневекового Ярославля». Доклад посвящен описанию таксономического разнообразия класса птиц в Ярославле на ранних этапах его истории. Материал происходит из раскопок экспедиции ИА РАН разных лет на территории Рубленого города. Выделен 21 вид птиц, среди которых к домашним в XI-XIII вв. можно отнести только курицу. Остальные виды (гусь и кряква, чирки, кулики, лебеди и журавли), по ряду признаков, являлись охотничьей добычей. Отмечается присутствие в городе группы ловчих птиц (ястреб-тетеревятник, ястреб-перепелятник и орлан-белохвост), что интерпретируется как доказательство существования здесь соколиной охоты.

Н. А. Сарафановаи А. М. Фатьков «К вопросу об средневековых печках-каменках. По материалам раскопок в Ярославле в 2020 г.» Авторы сообщили о последних находках экспедиции ИА РАН, среди которых представляли интерес 8 развалов печей-каменок второй половины XII—начала XIII вв. Остатки конструкций представляли собой развалы мелких камней подпрямоугольной формы, имелся печной под. Топочная камера сложена из крупных камней поставленных на ребро без связующего раствора. Концентрация печей и связанных с ними построек свидетельствует о достаточно плотной застройке этого участка во второй половине XII-XIII вв. Для выявленных печей возможно достаточно точно реконструировать основание печи, опечек, под и стенки, предположить, как выглядел свод.

Е. А. Кокорина, В. В. Праздников, Е. В. Спиридонова «Археологические исследования на селище Яковлевское-3 Угличского района Ярославской области». Подведены итоги многолетних раскопок памятника, охарактеризованы открытые остатки сооружений, реконструирована возможная планировка средневекового поселения. Анализ коллекций керамики и вещей позволил определить время существования памятника между концом XII в. и рубежом XIII-XIV вв.

Второй доклад тех же авторов «Украшения из стекла и фаянса поселения Яковлевское-3 Угличского района Ярославской области» посвящен украшениям из стекла и фаянса, найденным на памятнике. Основная часть сообщения касалась результатов анализа сырья, формы, цвета и декора стеклянных браслетов и типологии немногочисленных бус. Интерес вызвала фаянсовая бусина необычной формы синего цвета, аналогии которой обнаружились среди бус Древнего Египта. Однако в обсуждении находки с участием Я. В. Френкеля и В. Ю. Коваля были отмечены идентичные изделия восточного происхождения, поступившие на территорию Руси во второй половине XIII в.

А. Ю. Кононович, В. Н. Седых, Я. В. Френкель «Крестик с грубым изображением распятия из Тимерёво (опыт комплексного подхода)». В сообщении рассмотрен нательный крест с изображением распятого Христа, найденный при раскопках Тимерёвского поселения. А. А. Песковой выделено два типа крестов; экземпляр из Тимерёво относится к типу I, которые распространены как на территории Древней Руси, так и в Скандинавии, Прибалтике и др. При наличии индивидуальных особенностей всю серию объединяют общие северные художественные традиции. Датируются кресты этого типа X-XI вв.; большинство находок с хронологически определяемым археологическим контекстом относится к середине — второй половине XI в. Количественные РФЛ-анализы показали, что крестик изготовлен из многокомпонентного свинцово-цинково-оловянистого сплава на основе меди; возможно, сырьем мог послужить лом разного состава. Аналогичный состав сплавов зафиксирован примерно в 65% выборки исследованных металлических изделий памятника. Нужно отметить, что из такого металла были изготовлены изделия бесспорно североевропейского, степного и восточноевропейского («лесного») облика, отвечающие финской и славянской традициям.

Н. Г. Самойлович в докладе «Археологические работы в 2019-2019 гг. в Белогостицком монастыре» суммирует наблюдения, сделанные в рамках сопровождения инженерно-геологических изысканий на монастырских церквях Архистратига Михаила и Георгия середины — второй половины XVII в. В шурфах были зафиксированы фрагменты погребений, относящихся к периоду до начала каменного строительства, причем отмечено, что и погребения, и существующее здание имеют характерное отклонение от оси запад-восток, что говорит о том, что более ранние деревянные храмы были ориентированы аналогичным образом, а каменная церковь соответствует более ранней планировке монастыря. Встречен немногочисленный материал древнерусского периода, в том числе поливная плитка пола и створка креста-энколпиона. Зафиксированы небольшие фрагменты керамики, относившиеся к Поздняковской культуре эпохи бронзы, что позволяет говорить о наличии здесь сельского поселения.

В другом докладе по ростовской тематике В. Н. Орлова, Н. Г. Самойлович, Б. Е. Янишевского «Раскоп на Подозерке в Ростове. Работы 2020 г.» представлены материалы спасательных раскопок на берегу озера Неро в центре Ростова Великого. Под мощным слоем насыпного грунта был зафиксирован сохранившийся культурный слой. Наиболее поздним археологическим объектом явился углубленный в материк деревянный сруб погреба или колодца XVI в., в заполнении которого был найден целый чернолощеный кувшин. Основную толщу слоя составляли отложения второй половины XIII-XIV вв. с остатками построек и частоколов городской усадьбы. Хозяйственная деятельность ее обитателей была связана с рыболовством, что отразилось в находках фрагмента сети, многочисленных сетевых грузил разного вида, разного назначения поплавков из бересты и коры, обломков весла и лодочной обшивки. Характер аллювиальных материковых отложений показывает, что до начала освоения участок находился у береговой кромки озера и для застройки был непригоден.

В. А. Зейфер и О. И. Мазурок «Формирование посада Переславля-Залесского (Переяславля) по результатам археологических исследований 2012-2020гг.» На основе сопоставления полученных в последние годы археологических материалов с данными письменных и картографических источников исследователи охарактеризовали динамику расширения и обустройства городской территории за пределами крепости 1152 г. на протяжении XIII-XVIII вв. Авторам удалось установить, что начало формирования посада к западу и юго-западу от укреплений пришлось на вторую половину XIII-XIV вв. Расширение городской застройки к северу (правобережье р. Трубеж), вероятно, началось в конце XIV в. и активно продолжалось в последующие столетия. В это же время формировалась городская территории к югу и юго-востоку от крепости.

А. В. Кудряшов в докладе «Исследование поселения Горка 2 в среднем течении реки Шексны» познакомил с итогами раскопок многослойного памятника. На одном участке в разное время существовали поселения эпохи бронзы, раннего железного века, раннего средневековья и периода Древней Руси. Несмотря на испорченный в значительной степени распашкой культурный слой, полученные материалы показали перспективность дальнейшего изучения селища. В рамках доклада автор сделал предварительное сообщение об уникальной находке: случайно обнаруженном кладе IV в. н. э., состоявшем из 7 древнеримских монет.

Д. Ф. Полознев «Сакральная топография домонгольского Ярославля». Автор поднимает вопрос о необходимости изучения реалий древнейшей истории города и разработки инструментов для этого, учитывая крайнюю ограниченность источников. Привлечение летописных известий и данных XVI-XVII вв. для реконструкции сакральной топографии позволяет предположить, что развитие городской структуры на протяжении длительного периода подчинялось определенной логике. Наложение известий Никоновской летописи о посвящениях храмов домонгольской Руси на «сетку» престолов ярославских храмов XVII в. — а это, в первую очередь и ожидаемо, двунадесятые праздники и культы распространенных святых — дает значительное совпадение посвящений престолов, обозначает лакуны и возможности их заполнения. В контексте таких сюжетов, как «основание Ярославля», «понятие города в домонгольский период», «пожар Ярославля 1221 г.», «деяния князя Константина Всеволодовича», и с учетом новейших данных археологии прослеживаются внутренние связи сакральной топографии Ярославля с политической историей Ростовской земли рубежа XII-XIII вв.

М. А. Курицын, Е. И. Рузаева, А. В. Яганов «Элементы кирпичного декора из раскопок 2018 г. в церкви Николы Мокрого в Ярославле». В ходе археологических исследований в интерьере церкви Николы Мокрого в составе подсыпки, по которой уложен пол паперти, выявлен комплекс, содержащий кирпичный развал со следами пожара, принадлежавший сооружению со сложной архитектурной декорацией. К ней относятся фрагменты и целые формы кирпича, разнообразные профилированные детали, лицевая поверхность которых покрыта слоем известковой побелки. Так как связующим материалом кладки была глина, то наиболее вероятно, что деталировка принадлежала крупной богато украшенной печи. Уникальность находки состоит в том, что она принадлежала к неизвестной по аналогам, описаниям или археологическому материалу типу, который предшествовал изразцовым, получившим распространение позднее.

Д. В. Власов, А. В. Энговатова «Энтомофауна средневекового Троице-Сергиева монастыря по данным археологических раскопок». В 2019 году Подмосковной экспедицией при раскопках в Лавре были найдены несколько выгребных ям, датированных по материалам стратиграфии и керамического материала с конца XV по XVII вв. В результате исследования макроостатков насекомых (Insecta) из двух ям обнаружен один вид мух Fanniasp. (Diptera, Fannidae) и шесть видов жуков (Coleoptera) из шести семейств: Pterostichusniger (Carabidae), Gyrohypnussp. (Staphylinidae), Cercyoncf. quisquilius (Hydrophilidae), Ptinussp. (Ptinidae), Mycetinacruciata (Endomychidae), Triboliumcastaneum (Tenebrionidae), а также двупарноноргие многоножки (Diplopoda, Polydesmida). Только два вида: Fanniasp. и Cercyoncf. quisquilius являются обитателями выгребных ям, остальные — случайно попавшие подстилочные беспозвоночные (Pterostichusniger, Gyrohypnussp., многосвяз) и жуки, питающиеся плесневыми грибами (Mycetinacruciata и, вероятно, Ptinussp.). Triboliumcastaneum является синантропным вредителем запасов. Этот вид, вероятно, попал в выгребную яму после прохождения желудочно-кишечного тракта. Подавляющее большинство из обнаруженных видов в современной Московской области являются обычными и широко распространенными, в том числе в населенных пунктах не оборудованных современными системами канализации. Единственный чужеродный (завозный) вид — Triboliumcastaneum, происходящий из Юго-Восточной Азии. Для него время завоза в Европу сдвигается минимум на триста лет.

Е. П. Зоц, С. А. Зоц, М. А. Курицын «Надворные печи и печи в хозяйственных помещениях XVI в. из раскопок в Троице-Сергиевой Лавре в 2017 и 2019 годах». Вблизи существовавших до начала XVIII в. трапезной палаты и поварни были выявлены комплексы кирпичных надворных печей середины XVI в., прослежены ремонты и перестройки одного из наиболее сохранившихся из них. Вынесенные из помещений летние кухни решали задачу кормления многочисленных паломников, а также были одним из общепринятых противопожарных мероприятий в городах и крупных поселениях Древней Руси. Второй эпизод посвящен двум строениям с небольшими отопительными устройствами. Рассмотрена конструкция этих печей, а также определено, что они использовались недолго и при низкой температуре горения. В постройках обнаружен брошенный инструмент (топоры, большой нож, серп), столовая и кухонная посуда (развалы горшков). Судя по материалу, они относятся к XVI в., их функциональное назначение неясно.

А. В. Максимов «Клад бумажных денежных знаков из Тутаевского района Ярославской области». В поселке Чебаково Тутаевского района Ярославской области, на чердаке дома был найден клад вышедших из обращения бумажных денежных знаков, который передан в Ярославский музей-заповедник. Кроме состава клада и точных топографических данных, других сведений о нем известно совсем немного. Найденное на чердаке сбережение общей суммой 44664 рубля включало в себя 22 денежных знака. Структура клада позволяет предположить, что его скрытие произошло, вероятнее всего, во 2-й половине 1920 г., когда составляющие клад виды и образцы бумажных денег находились в совместном обращении, причем расчетные знаки РСФСР образца 1919 г. еще не стали преобладающими в денежном обороте. Принимая во внимание гиперинфляцию 1920 г., можно уверенно говорить о том, что покупательная способность скрытой суммы была сравнительно небольшой. Вероятно, клад представлял собой невостребованный денежный резерв связанного с «вольным рынком» сельского жителя.

На заключительном заседании были подведены итоги конференции. Следующую XI Межрегиональную научную конференцию «Археология: история и перспективы» решено провести в 2022 г.