Ознакомьтесь с правилами посещения и режимом работы музея. Подробнее
Ярославский музей‑заповедник

Секрет шкатулки

В 2019 году в Ярославском музее-заповеднике состоялось три небольших выставки, на которых посетители в течение года могли знакомиться с художественными изделиями русского косторезного искусства XVIII — начала XX веков из коллекции музея. Основу ярославской коллекции составляют работы прославленного холмогорского промысла. Изделия этого типа большую часть времени находятся в музейных хранилищах, и всякий раз, попадая в выставочное пространство, вызывают неизменный интерес. На настоящей виртуальной выставке мы расскажем об одной группе работ талантливых холмогорских резчиков, имевших особенно большое хождение в разных слоях русского общества, приоткрыв секреты их самобытной красоты и удивительной притягательности.

Художественная резьба по кости — искусство, хорошо известное во всем мире. Зарождение этого тонкого искусства в России относят к XII веку, византийские источники того периода содержат информацию об искусных «резчиках из руссов». Впоследствии традиция резьбы по кости в России была забыта и вновь возродилась при Петре I. Наибольшее развитие косторезное дело получило на Русском Севере. Центром промысла стали Холмогоры — старинное русское поселение в Архангельской губернии, основанное в устье Северной Двины. На его развитие в значительной степени повлияли богатая художественная культура, большие запасы сырья и близость торговых путей: до строительства Петербурга «окном в Европу» был Архангельск, через который осуществлялись главные торговые связи. Первое письменное упоминание о холмогорских резчиках относится к XVII веку, а к XVIII веку они уже не знали себе равных.

Охотясь на лесного и морского зверя, жители Севера добывали много кости. Для своих работ мастера использовали в основном три вида кости: цевку — кость домашних животных, моржовые клыки («рыбий зуб», как их называли в то время), а также наиболее ценную ископаемую «голубую кость» — мамонтовые бивни. Перед применением кость предварительно обрабатывали: распиливали на пластины, отбеливали, обезжиривали, окрашивали растительными красителями (проваривали с травами и корой). Такие красители давали устойчивый цвет, не теряющий яркости с годами. Так, для зеленого цвета применяли стебли болотного хвоща, ревень, дикую рябину; для красного — ягоды бузины; шелуха желтого лука и шафран давали желтый цвет, а ольховая кора и ягоды черники — серую и коричневую. Позднее стали применять и анилиновые протравы.

Мастера владели разными видами резьбы — рельефной, гравировкой, ажурной «на проем». Для выполнения тонких художественных работ требовалось много инструментов — всевозможные сверла, напильники, лобзики, стамески и множество других, часть из которых мастера изготавливали сами. Перед началом резных работ на поверхность кости карандашом наносился рисунок, который покрывали светлым лаком. Затем приступали к резьбе. Эта работа требовала точности и внимания. Один неудачный штрих мог испортить всю вещь: исправления и наделки здесь не допускались. На изготовление небольших предметов уходили дни и недели. Над выполнением сложных изделий мастера трудились до 12 месяцев.

Резчики изготавливали в основном вещи бытового характера — гребни, табакерки, туалетные коробочки, бокалы, настольные украшения, миниатюрные портреты и даже мебель, облицованную пластинками кости. Но наибольшим разнообразием в ассортименте холмогорских изделий отличались всевозможные ларцы, коробочки и шкатулки. Эти предметы имели широкое практическое применение и были необычайно востребованы и любимы.

09.jpg 10.jpg 20.jpg 21.jpg

Поражает разнообразие форм, декоративного оформления, материалов, которые мастера использовали при их изготовлении: большие и маленькие, высокие и низкие, на резных ножках-угольниках, точеных «репках» или без ножек, в форме сундучка, «теремка» или ящичка, гладкие, с гравировкой или сплошь украшенные резьбой.

12.jpg 22.jpg

При изготовлении и украшении своих изделий холмогорские мастера применяли широкий спектр дополнительных материалов — дерево, металл, рог, перламутр, бумагу, разные виды ткани. Сама же кость нередко употреблялась как декорирующий элемент. Основу, каркас, делали из дерева, снаружи облицовывали тонкими пластинами из кости, которые наклеивали и прикрепляли металлическими или костяными шпеньками. В соответствии с художественным замыслом, белые пластины чередовали с предварительно окрашенными, украшали рельефной и ажурной резьбой, подцвечивали цветной гравировкой. Под прорезь подкладывали цветную фольгу, яркую бумагу, шелк или бархат. В сочетании с мягким серым тоном кости это создавало большой декоративный эффект, выявляло красоту пластической проработки поверхности.

Внутри ларцы и шкатулки обклеивались бумагой — белой, цветной, фактурной, реже тканью — штофом, шелком или бархатом. В некоторых есть отделения, маленькие коробочки, специальные приспособления для предметов рукоделия. Край деревянного основания по периметру обычно окрашивался. Откидные крышки крепились на металлических петлях и тканевых ленточках, а сами шкатулки запирались на маленькие замочки.

Изделия такого типа предназначались для хранения женских ювелирных украшений, лент, бус, кружева, предметов рукоделия, различных косметических средств и прочих женских мелочей. Вместе с тем, они являлись дополнительным украшением интерьеров домов своих владельцев.

01.jpg

Простотой и лаконичностью формы отличается небольшая шкатулка первой половины XVIII века в форме сундучка. Ее откидная крышка немного изогнута, как у деревянных сундуков, а основа облицована белыми и окрашенными костяными пластинами с ритмично повторяющимся на их фоне узором из разноцветных кружков с точкой посередине, так называемых «глазков». Этот древний символический знак в декоре косторезных произведений первой половины XVIII века был необыкновенно популярен. Геометрическая орнаментация разбавлена фигурными прорезными изображениями, подцвеченными фольгой и слюдой. Все в этом изделии гармонично и, несмотря на простоту формы и сдержанность декоративного убранства, шкатулка производит эффектное впечатление.

02.jpg

В рельефах северных косторезных произведений середины и второй половины XVIII века повсеместно применялся пышный завиток, раковина стиля Рококо, напоминающая стилизованное изображение ветвистых рогов оленя и северной растительности — мхов, травы, листьев. Резьба выполнялась ажурно, «на проем». В линиях рокайльного орнамента, нераздельно сливаясь с ним, помещались изображения людей и животных. Разновидностью холмогорских изделий такого типа является шкатулка в форме прямоугольного ящичка со слегка скошенной откидной крышкой, на четырех прямоугольных ножках. Особенно полюбившийся в первой половине XVIII столетия древний глазковый орнамент усложняется и разбавляется растительными орнаментами, а ажурные вставки с заключенными в них фигурками животных становятся более многочисленными. В прорезные клейма в оформлении этой работы резчик поместил наиболее часто используемые северными мастерами охотничьи персонажи — собаки, зайцы, утки. Мягко прописанные отдельные цветы на тонких гибких стеблях, напоминающие маки, органично вплетаются в цветной ковер гравированных растительных поясков, придавая шкатулке дополнительную нарядность.

03.jpg

Самый большой в ярославской коллекции ларец среди своих собратьев выделяется не только размерами (26×36×24 см), но и декоративной насыщенностью. Всю его поверхность заполняют гравированные и прорезные изображения с фигурками людей и животных, помещенные среди узора раковинного типа, который в середине XVIII века становится господствующим. Наряду с привычными, используемыми для украшения подобных предметов изображениями животных и птиц на одной из пластин присутствует фигурка козла. Вероятно, включение этого не очень симпатичного персонажа в ряд традиционно изображаемых представителей фауны явилось желанием мастера разнообразить убранство большой поверхности предмета. В орнаментальном узорочье растительного рисунка ларца прослеживается непосредственная связь с северной росписью по дереву. Среди виртуозно прописанных цветов и растительных поясков ненавязчиво располагаются различные комбинации «глазков» на протравленных зеленью фонах. Разнообразие приемов оформления этого изделия свидетельствует о многочисленности художественных средств, которыми владели косторезы и о проникновении в орнаментальную, наиболее распространенную резьбу большого количества изобразительных мотивов.

04.jpg

Резчики, создавая подобные предметы, ориентировались на художественные традиции народного искусства и на популярные в художественных мастерских западноевропейские гравюры и литературные источники. Много рисунков было заимствовано из XVII века. Другие были принесены западным и русским искусством в XVIII веке. Излюбленными элементами декора у косторезов были изображения, взятые из книги «Символы и емблемата», содержащей более восьмисот занимательных графических символических и аллегорических миниатюр с пояснениями на нескольких европейских языках. Этот сборник, изданный по указу Петра I в 1705 году в Амстердаме специально для России, дважды переиздавался (в 1718 и 1788 гг.) и у косторезов пользовался особым спросом. Он значительно упрощал работу мастеров: перед ними в готовом виде были темы и рисунки, популярные в кругах высшего сословия — главных заказчиков костяных изделий. Иногда рисунки, заимствованные из «Символов» копировались без изменения. В других случаях, мастера создавали варианты новых композиций, вплетаемых в общий декоративный строй произведения.

Элитарность

Основная масса художественной косторезной продукции предназначалась для богатых потребителей. Изысканные по форме, изящные по технике исполнения работы холмогорских резчиков пользовались большим спросом среди знати и высшего сословия. Они украшали своим видом интерьеры царских теремов, дворцов, домов зажиточных горожан и духовенства. Ларцы и шкатулки требовались для хранения драгоценностей, предметов женского туалета. Это было элитарное искусство. Русские цари почитали это старинное искусство. Согласно протоколам Верховного Тайного Совета императрица Екатерина I хранила свои личные вещи в двух холмогорских ларцах. Петр I, желая развития прикладных искусств в России, покровительствовал мастерам, привозил европейские образцы и заказывал большое количество изделий для дворцовых нужд. В эпоху Екатерины II, известною расточительной роскошью, круг потребителей косторезных изделий расширился. Холмогорские мастера работают на заказ, удовлетворяя спрос аристократии, богатых дворян-помещиков и купцов в соответствии с их вкусами и запросами.

05.jpg

В середине XVIII века в моду входят миниатюрные комодики с многочисленными ящичками («секретерчики») и миниатюрные коробочки для хранения предметов туалета придворных дам. В такие комодики удобно было прятать записки, письма и различные сувениры. По примеру двора их приобретали все модницы столицы, и потому спрос на эти изделия был очень велик. По назначению они очень утилитарны. Их фигурную форму породило время, а многочисленные выдвижные ящички в основе своей представляют сложные комбинации из шкатулочек для хранения всевозможных мелочей. Зачастую, такие комодики одновременно являлись вместилищем для хранения мелочей и подставкой для часов. Для этого в верхней части делалось круглое отверстие. Декоративное убранство этих изделий демонстрирует художественные вкусы своего времени. Здесь и сочные по рисунку цветы, и стебельчатые пояски, и глазковый орнамент в сочетании с тонким кружевом раковинного узора, среди которого динамично изображены все те же собаки, зайцы и птицы. Для создания большего декоративного эффекта прорезные пластины положены на цветную подкладку из фольги.

07.jpg

Кроме комодиков изготавливались и собственно подставки для часов. Они меньше по размеру, как правило, также имеют выдвижные ящички, которые в этих предметах выполняют вспомогательную роль. Верхняя часть задней стенки открывается, обеспечивая доступ к часовому механизму. Подобные конструкции пользовались большим спросом у зажиточных горожан.

28.jpg

Среди многочисленных костяных шкатулок и шкатулочек, ларцов и коробочек необыкновенным изяществом выделяется маленькая костяная коробочка сложной фигурной формы в стиле рококо. Коробочка выполнена из желтоватой кости, вероятно, бивня мамонта. Этот удивительный, редкий предмет, в отличие от большинства широких в своем применении холмогорских шкатулок, имеет совершенно конкретное предназначение. Об этом нам рассказывают изображения, покрывающие стенки и крышку изделия. Боковые поверхности коробочки украшены гравированными изображениями орла и двух пылающих сердец, а на крышке рельефно вырезан венец с двумя перекрещенными веточками в сопровождении пространной надписи: «Согласие приносит преодоление или наше благополучие состоит в соединение». Эти изображения и эти надписи с большой точностью скопированы из амстердамского сборника «Символы и емблемата» и относятся к так называемой брачной символике. Подобные сюжеты, как правило, украшают свадебные гребни, присутствуют на свадебных подарках. Миниатюрность коробочки и тематика украшающих ее символов не оставляют сомнений в ее функциональной принадлежности: перед нами коробочка, предназначенная для хранения венчальных колец.

11.jpg

В художественном оформлении холмогорских костяных изделий XVIII века часто можно увидеть небольшие жанровые сценки и даже развернутые большие композиции, имеющие самостоятельное значение. Изделия из кости в это время были в большой моде. Они украшались различными библейскими сценами и рисунками светского характера. Среди них были особенно любимы «Суд царя Соломона», «Адам и Ева в раю» и многие другие. На крышке одной из ярославских шкатулок помещена пластина с изображением излюбленного в это время библейского сюжета — «Самсон и лев» в необычной интерпретации.

06.jpg

Большую популярность приобретают картинки быта аристократии и купечества, прогулки дам и кавалеров, сцены охоты, стреляющие амуры. Некоторые миниатюры имеют аллегорическое значение, обращение к которым в это время было особенно велико. Редким образцом подобного оформления изделия является ларец-«теремок» из ранних поступлений Ярославского краеведческого музея. Ларцы-«теремки» повторяют популярные на севере формы деревянных сундуков и маленьких ларчиков с четырехскатной откидной крышкой, напоминающие форму крыш древних теремов. И с практической, и с эстетической точек зрения такая форма была наиболее предпочтительной для этого типа изделий и сохранялась на протяжении длительного времени. Всю поверхность ларца украшают многочисленные резные из кости фигурки, составляющие очаровательные миниатюры из жизни барской усадьбы. На крышке подробно воспроизведена любимая северными косторезами тема охоты. Здесь же можно увидеть жертвенники с пылающими сердцами, купидонов, трубящих в трубы, танцующих среди деревьев юношу и девушку. В совокупности, воспроизведенные на ларце персонажи, представляют набор символических, аллегорических и вполне житейских образов, творчески переработанных художником, а их наивная трактовка напоминает лаконичные рисунки народных лубочных картинок. Фигуры вырезаны по контурам с рельефной проработкой деталей и наложены на фон из фольги. Контраст белой кости с изначально ярко-малиновым фоном фольги делал этот ларец чрезвычайно нарядным. Такой предмет мог украсить самый богатый дом.

39.jpg 38.jpg

Стоили такие изделия дорого, и, будучи предметами роскоши, были позволительны людям состоятельным. Костяные ларцы, коробочки, шкатулки, разнообразные настольные бюро и комодики, украшенные затейливой резьбой и расцвеченные цветной гравировкой, поблескивающие фольгой и слюдой фоновых подложек великолепно гармонировали и с убранством богатых домов, и с драгоценными уборами его обитательниц. О том, как эти предметы вписывались в интерьер, можно представить, взглянув на картины Константина Маковского, известного своей любовью к детальному изображению роскошных украшений русских барышень и боярского быта.

24.jpg 19.jpg

Иное впечатление производит ларец-«теремок» первой половины XIX века с прорезной резьбой в виде сеточки, поступивший в ярославский музей в 1910 году в дар от В. А. Вахрамеевой. В отличие от типовых конструкций аналогичных предметов его деревянную основу составляет только каркас, и тончайший костяной ажур стенок и крышки просматривается на просвет, отчего изделие кажется легким и воздушным. Такая изысканность и утонченность соответствовали вкусам городской аристократии того времени. В ярославской коллекции это один из немногих предметов, принадлежность которого связана с известной ярославской фамилией. В кружеве резьбы помещена монограмма, которая, возможно, представляет инициалы заказчицы и первоначальной владелицы ларца, имеющей отношение к древнему купеческому роду Вахрамеевых.

Столь же хрупка и прозрачна миниатюрная коробочка, выполненная в форме яичка со съемной крышечкой. Ее диаметр не превышает трех сантиметров. Мастерство резчика в этой работе заключается не только в создании тонкого прорезного ажура, но и в придании форме необходимых округлостей. Это достигалось за счет использования цельного моржового или мамонтового бивня с его естественной округлой формой. Учитывая малый размер коробочки, она могла использоваться для хранения избранных мелочей.

17.jpg 09.jpg 18.jpg 23.jpg

Большая часть хранящихся в ярославском музее холмогорских ларцов относится к концу XVIII — первой половине XIX веков. Мастера всегда следовали за модой и меняющимся стилем. Во второй половине XVIII века пробуждается интерес к искусству античного мира. Многочисленные шкатулки, ларцы и коробочки этого времени насыщены элементами античного декора и утверждающегося классицизма. Большинство из них сохраняют традиционную форму русских «теремков», а резьба стенок характеризуется четкостью композиционного решения классических композиций. Основу художественного образа составляют горизонтальные вставки из прорезных полос, опоясывающие изделия по периметру. В резных орнаментах преобладают всевозможные решетки, вихревые розетки, подзоры, гирлянды, перехваченные лентами с бантами, акантовые побеги с округлыми завитками, трельяжные сетки, цепочки с различной комбинацией колец и другие элементы, свойственные ранней классике, которая складывалась под впечатлением от уникальных находок в только что раскрытых от пепла Помпеях и Геркулануме. Резьба подчеркивается яркими фонами, в роли которых выступают цветная фольга, слюда или ткань. Пояски цветной гравировки из волнистых, ломаных, зигзагообразных линий обрамляют прорезь, вторя горизонтальному ритму рисунка. Бесконечная вариативность орнаментов, фигурных изображений и фонов и умелое применение кости в изготовлении практически полезных вещей делают каждую такую работу неповторимой.

29.jpg 30.jpg 31.jpg

32.jpg 33.jpg 34.jpg

35.jpg 36.jpg 37.jpg

Нарядно украшенные костяные шкатулочки пользовались большой любовью у представительниц прекрасного пола. Их размеры и богатое убранство соответствовали положению женщины, свидетельствовали о ее финансовом достатке. Кроме того, они были индивидуальным хранилищем секретов и милых женскому сердцу предметов. Драгоценности, любовные записки, памятные вещицы — многое могло быть их содержимым и рассказать об их владелицах. В собрании Ярославского музея-заповедника есть великолепной работы женские украшения — серьги, кольца, ожерелья XVII-XIX вв., которые также могли «поселиться» в холмогорских шкатулках под надежной защитой маленьких замочков.

13.jpg 14.jpg 16.jpg

Исконно женским занятием на Руси испокон веков считалось рукоделие. Неслучайно большое место в ассортименте мастеров-косторезов занимали специальные швейные шкатулки. Как и ларцы, они отличались обилием форм, декора, использованных материалов. Откидные крышки превращались в подушечки для иголок, обтягивались бархатом, украшались декоративными накладками. К числу таких предметов в ярославской коллекции относится швейка и две шкатулочки-игольницы конца XVIII — начала XIX веков. Одна из них повторяет форму традиционного ларца-«теремка», другая выполнена в виде прямоугольного ящичка. Крышки изделий увенчаны тканевыми подушечками для иголок.

16.jpg

Еще одна шкатулка имеет выдвижной ящичек, внутри оклеена синей шелковой тканью, содержит такую же тканевую подушечку для иголок и две специальные коробочки с углублениями для швейных принадлежностей. Внешнюю поверхность изделия застилает великолепной работы резной орнамент в стиле мотивов раннего классицизма начала XIX столетия, а на крышке среди завитков раковинного типа зеркально расположились фигурки двух дам в шляпках, поддерживающие медальон, в котором, очевидно, помещалась резная монограмма. Эстетичность и удобство практического применения находятся в неизменной гармонии.

27.jpg 26.jpg

В косторезных работах начала XIX века все больше проявляются черты, свойственные классицизму. Предпочтения отдаются новым формам и новому декору. Очень популярными в это время становятся плоские прямоугольные шкатулки и коробочки, предназначенные для карточных игр. Внутри такие шкатулки оклеивались тканью (шелком или бархатом), делились на ячейки, в другие вставлялись специальные маленькие коробочки с разноцветными костяными фишками. Поверхность изделий украшает орнамент из плавно вьющейся цветочной гирлянды по тонкому прорезному сетчатому фону, который застилает всю поверхность плоскостей, вытягиваясь в длинные равномерные полосы. Ровную плоскость шкатулок оживляют бордюры, имитирующие жемчужные обрамления, рельеф резьбы подчеркивается фоном из яркой фольги. Такой декор показателен как характерное проявление общей тенденции в русском искусстве начала XIX века. Тончайшие косые сеточки, с нежными цветами и без цветов, украшали многие ларчики, крышки табакерок, рамы для икон, иные предметы. Сетчатый орнамент создавал ощущение невесомости, хрупкости и особой нежности, когда он применялся для украшения мелких вещей, а крупным придавал благородную простоту и подчеркивал форму.

Шкатулки с карточными фишками были прекрасным вариантом для подарка. На крышках этих предметов часто можно увидеть резной сноп колосьев с серпом и цветами — излюбленный элемент декора, символизирующий изобилие. В контексте подарочного изделия этот символ обозначал пожелание добра, благополучия и достатка тому, кому оно преподносилось.

Работы холмогорских косторезов самобытны и узнаваемы. В них удивительным образом сочетаются красота и функциональность, а декор гармонично увязан с формой предмета. Их особенная манера резьбы складывалась постепенно под влиянием различных культурных традиций: севернорусской, центральнорусской, западноевропейской и традиций коренных народов севера. Изделия, о которых мы рассказали, были созданы в период расцвета промысла, когда окончательно сформировалась неповторимая традиция холмогорской косторезной школы. Проходят годы, а секреты тонкого искусства северных мастеров продолжают манить и увлекать нас в свой необыкновенный мир.